понедельник, 19 июля 2010 г.

Рассказ Густава Майринка "Звон в ушах"

Сегодня случайно в одном из ЖЖ-комментариев Ильи Прутова наткнулся на короткий рассказ Густава Майринка "Звон в ушах". Про Майринка, к сожалению, до сего дня практически ничего не знал, хотя фамилию писателя раньше уже слышал. Рассказ (написанный им, как оказалось, еще в 1903 году!) просто чудовищен по красоте. Очень здорово передана мрачная, угнетающая атмосфера, а последняя фраза ("Кто заткнет уши, может услышать, как звенит он внутри"), которая как бы повисает в воздухе, служит замечательным финальным аккордом.
Еще раз убедился, что даже в небольшом по размеру литературном произведении можно передать очень много всего. А этот рассказ, на мой взгляд, стоит иных многостраничных романов и повестей. В общем, рекомендую к прочтению. Ну и, так как размер рассказа очень мал, привожу ниже целиком этот сгусток мастерства Автора:


=====================
    Густав Майринк, Звон в ушах

    В предместьи стоит старый дом, где живут только недовольные люди. — Каждого, кто туда входит, охватывает мучительное, неприятное чувство... Мрачная лачуга, по самое брюхо провалившаяся в землю.
...В погребе лежит железная доска: кто ее приподнимет, увидит черную узкую шахту со скользкими стенами, холодно указывающими в недра земли.
    Многие спускали по веревке вниз факелы. — В самую глубь, во мрак, свет становился все слабее, пламя начинало коптить, затем угасало и люди говорили: там нет воздуха.
    Так никто и не знает, куда ведет шахта.
    Но у кого ясные очи, тот видит без света, — даже и во тьме, когда спят остальные.
    Когда люди подпадают ночи и исчезает сознание, алчный дух покидает маятник сердца — он мерцает зеленоватым светом, очертания его расплывчаты и безобразен он, ибо нет любви в сердце у людей...
    Люди утомились от дневной работы, называемой ими долгом, и ищут свежих сил во сне, чтобы нарушить счастье своих братьев, — чтобы задумать новые убийства на следующий день при солнечном свете.
    Спят и храпят.
    Тогда тени алчности шмыгают через трещины в дверях и стенах на волю, — в прислушивающуюся ночь, — и спящие звери скулят и вздрагивают, почуяв своих палачей...
    Они шмыгают и скользят в старый мрачный дом, в заплесневевший погреб, к железной доске... Железо ничего не весит, когда касаются его руки душ... Внизу в глубинах шахта ширится, — там собираются призраки.
    Они не приветствуют друг друга и ни о чем не спрашивают: — ничего не хотят они знать один о другом.
    Посреди комнаты с безумной быстротой вращается, жужжа, серое стальное колесо. Его закалил нечистый в огне ненависти много тысяч лет тому назад, когда еще не было Праги...
    На свистящих краях призраки точат алчные когти, затупившиеся от дневного труда человека...
    Искры летят от ониксовых когтей сладострастия, от стальных крючков алчности.
    Все, все снова становятся острыми, как ножи; ведь нечистому нужны новые и новые раны...
    Когда человек во сне хочет вытянуть пальцы, призрак должен вернуться в тело, — когти должны остаться кривыми, чтобы руки не могли сложиться для молитвы.
    Точильный камень сатаны все жужжит — неустанно.
    День и ночь...
    Пока время не станет и не разобьется пространство.
    Кто заткнет уши, может услышать, как звенит он внутри.
=====================

Комментариев нет:

Отправить комментарий